Статьи за 2019 год:

Архив по годам:

Чехов в режиме онлайн. "Неправда!" в Липецком театре драмы им.Л.Н.Толстого

http://www.strast10.ru/node/5117

В Липецком государственном академическом театре драмы им. Л.Н. Толстого состоялась премьера спектакля «Неправда!» по рассказам А.П. Чехова. Режиссер спектакля Владимир Дель. Эта постановка стала бенефисом заслуженного артиста России Вячеслава Михеева, приуроченный к его юбилею.

 

 (Заслуженный артист России - Вячеслав Михеев)

...В темноте звучит назойливый призыв скайпа, через какое-то время включается экран, и человек начинает рассказывать о том, как он вчера «налимонился»: рассказывать оживленно, весело и горячо, и мы постепенно узнаем милейшего Светловидова из «Лебединой песни». Потом свет возникает и на сцене, и тогда зритель видит лежащего под одеялом человека. Он выбирается из-под одеяла, встрепанный, помятый. Тот же самый, что на экране. Только уже нисколько не оживленный и не веселый. Он смотрит в зал и... вот тут-то все и начинается!

Экран уходит, освобождая место для загадочного пространства, в котором клубятся туманы и проплывает прекрасная женщина в венке, и на сцену выходят две супер-модели, а встрепанный человек превращается сначала в артиста, которому для выхода на сцену нужен халат, а затем и в персонажа - барина-самодура, который в этом роскошном халате третирует несчастного француза по фамилии Шампунь, а директор театра дает интервью местному телевидению. Публика наблюдает это на экране в режиме онлайн, и выходит на сцену преуморительная похоронная процессия, и поет Таня Буланова (sic!), и милейший Светловидов превращается в бенефицианта Тигрова, который далеко не так мил, а напротив - желчный скандалист.

И в этой череде сменяющих друг друга сцен зритель без особого труда вычленяет произведения Чехова «Он и Она», «Лебединая песня», «Месть», «На чужбине», «О драме», «Психопаты», «Юбилей», «Исповедь идеалиста». Истории очень разные, но нанизаны на единую сюжетную нить так искусно, что возникает завершенная и внятная история. История актера. Он готовится к бенефису, ищет для выхода на сцену халат, встречается с разными людьми, вспоминает былое, негодует по поводу настоящего, любит и сожалеет. И все - в режиме прокручивания «стены» «ВКонтакте» или в «Фейсбуке»: от финала - к началу, от текущего момента - к прошлому.

И зритель, погружаясь в пестроту и некоторый абсурд этих сменяющих друг друга сцен, вдруг делает забавное открытие относительно жанра спектакля. Это - не комедия, и не трагедия. Это - в самом деле страница в социальной сети. Только в подобном пространстве можно найти столько пестроты и красок, такую смесь разных пустяков с действительно умными высказываниями, только здесь мирно соседствуют друг с другом классика и «попса», кич и тонкий вкус, и только здесь современный человек иной раз позволяет себе выкричаться, пожаловаться на мир, который причиняет столько боли.

Спектакль временами «сползает» к капустнику, подготовленному по случаю бенефиса коллеги (собственно, отчасти так оно и есть), временами «выдает» картины, которые иначе как «геополитическим прогнозом» и назвать нельзя. Например, эпизод «На чужбине». Все мы помним барина, который издевается над кротким приживалой-французом. На сцене этот конфликт завершается тем, что барин требует у служанки Лукерьи, чтобы она спела что-нибудь. Лукерья предстает в образе китаянки, которая с акцентом поет «Прощание славянки». Русский тем временем всласть накуражился, напился и спит, а француз, представитель просвещенной Европы, замирает сзади, держа пояс от халата, как удавку. Как не вспомнить социальные сети, полные рассуждений доморощенных политологов? 

 

Но главное все же совсем не в этом. Спектакль получился высказыванием о жизни актера, полной горестей и разочарований, но несущей несравненное счастье выходить на сцену. Сцена дарит радость творчества, сцена становится мукой, и она же с легкостью разлетается на десятки бумажных ящиков, стоит разгневанному Тигрову пнуть ее посильнее. И все же там, на сцене, фальши и неправды гораздо меньше, чем в реальной жизни. Именно эта неправда жизни и порождает насмешливую, горькую и слегка абсурдистскую интонацию спектакля.

Эту интонацию замечательно несут актеры. Прежде всего - сам бенефициант на сцене и в жизни, исполнитель главной роли Вячеслав Михеев. Его Тигров-Светловидов получился одновременно трогательным и желчным, забавным и печальным, временами счастливым, и почти все время - бесконечно усталым. Директор театра в исполнении Владимира Борисова стал яркой карикатурой на начальников самых разных уровней: одновременно глуп и самодоволен, при этом полон совершенно детского, очень непосредственного желания нравиться окружающим. Эмин Мамедов наделил своего француза Шампуня роскошным акцентом, истинно французским шармом, и при этом трогательной беззащитностью.

В финале все персонажи усядутся на руины иллюзорного мирка, который рассыпался от пинка Тигрова, зазвучит старая актерская песня про этот мир, который придуман не нами, а на экране будут сменять друг друга фотографии артиста Михеева в разных ролях. Михеева, а не Тигрова или Светловидова.

Потому что - какая, в сущности, разница?

 (автор: Ольга Ельникова)