Статьи за 2020 год:

Архив по годам:

Липецкая "Бесприданница": почему ее нельзя сравнивать с "Жестоким романсом". Режиссер Мария Колычева-Кайзер рассказывает о своем творческом пути и о работе над пьесой.

https://lipetskmedia.ru/news/view/136813-Lipyetskaya__Byespridannitsa__.html

18.09.2020 г. 

Вечером 18 сентября в Липецком театре драмы имени Толстого состоится премьера спектакля «Бесприданница» по пьесе А.Н. Островского. Пьеса ставилась на сцене театра в 1921 году. К 100-летнему юбилею театра сотрудники подготовили новую сценическую версию пьесы. 

В преддверии премьеры мы пообщались с режиссером-постановщиком «Бесприданницы». Мария Колычева-Кайзер рассказала о своем творческом пути и о работе над пьесой.

От бухгалтера до режиссера

В театр Мария пришла уже в сознательном возрасте. Она успела получить специальность бухгалтера-экономиста, закончив кооперативный техникум, а затем и высшее образование по специальности «финансы и кредит». Казалось бы, как цифры связаны с творчеством? Мария поясняет, что ее мама просто влюблена в эту профессию, а для нее в то время было не так важно, какую стезю выбрать. Несмотря на то, что ребенком она была творческим: играла на скрипке, отлично рисовала, писала стихи, в школе постоянно выступала, занималась легкой атлетикой, плаванием и тхэквондо.

 

- В актерскую деятельность меня потянуло, когда я училась в вузе. Я глубоко верующий человек  и считаю, что к этому меня привел Бог. Вместе с моей однокурсницей мы отправились в Дом творчества, стали заниматься в актерском кружке — мне было уже 20 лет. Затем  я поступила в студию Владимира Пахомова при театре имени Толстого, а после - в филиал ГИТИС. А спустя несколько лет закончила режиссерское отделение в Щукинском училище. У каждого человека есть свое призвание, найти его — это счастье. Нужно слушать свое сердце, уметь ждать и мечтать, - делится молодой режиссер.

Мария вспоминает свою самую первую роль в спектакле «Финист - Ясный сокол», она играла Марьюшку.

- Это было очень волнительно, у меня даже температура поднялась. Но это трепетное чувство перед выходом на сцену сохраняется и сейчас. Оно должно быть абсолютно у всех актеров, иначе профессия превращается в ремесло. Нужно переступить порог перед выходом на сцену, а затем уже проживать спектакль. Любая роль становится любимой, в нее вживаешься, - рассказывает Мария Колычева-Кайзер. 

 

 

Мария признается, что больших ролей в ее актерской карьере было немного, и за это она благодарна судьбе. Много играла в детских спектаклях, постоянно была задействована в массовке, и так постепенно взращивала в себе актера. 

- Если бы мне сразу дали главную роль, я бы ее не сыграла так, как сыграла, получив хороший опыт. У меня это была роль в спектакле «Последний герой» еще при Владимире Михайловиче Пахомове. Считаю, что неправильно, когда актер, приходя в театр, сразу получает главную роль, - говорит Мария.

Однако режиссерская профессия ей стала более интересна.

- Несколько лет назад я пережила творческий кризис. Я поняла, что мои роли теперь будут постоянно повторяться. Меняя персонажей, я буду играть одно и то же, то есть перестану развиваться, и театр может стать для меня ремеслом. А мне хотелось самореализации. Толчком стал мудрый совет моей подруги и творческого наставника народной артистки Зинаиды Румянцевой. Я поделилась с ней своими сомнениями, и та посоветовала сделать самостоятельную постановку с актерами. Я решилась, нашла ребят, мы сделали работу «Фантомные боли» по пьесе Василия Сигарева. Показали его в узком кругу, работу оценили. После этого я отправилась поступать в Щукинское училище, хотя даже сама не верила, что поступлю с первого раза. Было ощущение, что меня вел Бог. Учиться там было очень интересно!

«Артист — эмоции, а режиссер — ум»

В настоящее время Мария совмещает профессии актрисы и режиссера. Но внутреннего дисбаланса у нее нет.

- Начав ставить спектакли, сказала себе: когда я артистка, мой мозг отключается. Артист — это эмоции, а режиссер — это ум. Поэтому я никогда не лезу в чужую режиссуру, а выкладываюсь в своей роли, - поясняет Мария.

 

Однако признается, что большее удовольствие получает, работая как режиссер. Какие качества необходимы для этой профессии? Режиссер должен быть личностью и хорошим руководителем, уверена Мария. Она цитирует слова выдающегося режиссера Георгия Товстоногова: «Театр — это добровольная диктатура». При этом Мария обожает хороший юмор и привносит это качество в работу. И, конечно, в ее работе незаменимы качества психолога.

- С актером нужно взаимодействовать, понимать его, считывать его психологию. Одному артисту нужно внушать, что он все может, а с другим - идти от обратного. Но это еще и содружество. Задача режиссера — убедить артиста, почему его роль должна быть сыграна так, а не иначе. Но я прислушиваюсь и к мнению актеров, ведь главное — это хороший результат.

Важная часть работы - обратная связь со зрителем

- Когда я ставлю спектакль - я сама зритель, причем, очень придирчивый. Люди часто подходят после спектакля, благодарят, пишут отзывы в соцсетях. Очень люблю детскую аудиторию. Дети — особенные зрители, они смотрят совсем по-другому, их не обманешь, они и эмоции проявляют более открыто, чем взрослые. Я всегда разговариваю с ними, как со взрослыми, считаю, что ребенок — уже с рождения личность.

Мария обожает хороший юмор и считает, что в театре обязательно должны ставиться легкие комедии. Классика облагораживает душу, воспитывает зрителя, но незамысловатые, не пошлые спектакли тоже очень важны, они помогают расслабиться и отдохнуть от забот.

- Однажды на мой спектакль «Слишком женатый таксист» пришла девушка-врач. Она пережила моральную травму, умер ее пациент, и медик не могла справиться с горем. Подруга затянула ее в театр, та долго отказывалась, но после спектакля благодарила, говорила, что смогла отключиться и расслабиться, отпустить ситуацию хотя бы на время. В ней произошла своеобразная перезагрузка, - рассказывает режиссер. Признаком успеха спектакля режиссер считает, когда зритель несколько раз приходит посмотреть ту же постановку.

На вопрос, не хотела бы она попробовать себя в кино, Мария отвечает отрицательно.

- У меня были кинопробы на «Мосфильме», я даже прошла их, но работать в кино не захотела, хотя понимаю, что это лучше оплачивается. Я очень люблю смотреть хорошие фильмы, но от съемок в них не получаю удовольствия. Моя настоящая любовь - это театр.

Быть актером и режиссером — это жить театром, проводить там большую часть своего времени. Мария рассказывает, что храм Мельпомены — для нее не только работа и служение, он заменяет ей другие увлечения.

- Я абсолютно не тусовочный человек, у меня всего одна близкая подруга. На многое просто не хватает времени.

«У Островского все жестко»

У многих зрителей есть искушение сравнить пьесу «Бесприданница» с фильмом «Жестоким романсом». Но это неправильно, говорит Мария.

 

- Это совершенно разные вещи! Фильм прекрасный, но в нем не Островский, а взгляд Рязанова на пьесу. Сюжет в фильме сильно сокращен. Герои вышли другие, чем у автора, к примеру, Паратов. У Островского все гораздо жестче. Есть фильм «Бесприданница» 1936 года выпуска  режиссёра Якова Протазанова, вот он более близок к пьесе Островского.

Мария рассказывает, что задумка поставить спектакль по этой пьесе была давно, но сложилось только сейчас, как раз к столетию театра. Эта постановка была и в первой афише театра, в год его открытия — в 1921.

 

- Наш спектакль поставлен по оригинальной пьесе Островского. Он   современный, как и любая классика. Ощущение, что пьеса только сегодня написана. Искренние чувства ничего не стоят перед жаждой денег. К счастью, в наше время появилась тенденция, что люди больше настраиваются на душу, на Бога. Бог — это любовь, и неважно, какой человек религии. Любовь Ларисы я сравниваю с любовью Христа — она жертвенная. Кто-то хочет от нее тела, связей, кто-то денег (как ее мать). Все ей пользуются, но она прощает, так и не найдя любви, - говорит о своей постановке режиссер.

Мария не скрывает и своей мечты. В планах у нее — поставить Шекспира.

Марина Полякова, фото Сергея Ефремова и Павла Острякова (с генеральной репетиции)