Статьи за 2008 год:

Архив по годам:

Артист - это диагноз

Неоновый город (№9 - сентябрь 2008)

Недавно у Заслуженной артистки России Елены Подрез, которая служит на сцене Липецкого академического театра драмы имени Льва Толстого более четверти века, состоялся юбилей. Артистов театра принято чествовать на сцене после спектакля, но в академическом театре сейчас идет большой капитальный ремонт. Не дожидаясь его окончания, предоставим слово о себе и своем творчестве самой виновнице торжества - замечательной русской актрисе, обаятельной женщине, матери и бабушке.

Как я пришла в профессию?   Я родилась в старинном русском городе Чаплыгине. В семье, где было четверо детей. С ранних лет ходила в танцевальный кружок в Доме пионеров. На этом настоял мой отец. Он считал, что каждая женщина обязана хорошо танцевать просто потому, что она - женщина...

Еще я очень любила читать стихи и петь. Первыми моими благодарными слушателями и зрителями были мои родители, близкие родственники и гости. Наш дом  стоял на окраине Чаплыгина, на улице Володарского, рядом  - мост через речку Становую Рясу. Когда у нас собирались гости, они всегда пели, да так громко и красиво, что люди, проходящие через мост, часто останавливались, чтобы послушать их пение.

Потом я уже стала выступать со стихами и прозой на школьной сцене  и в разных конкурсах, где почти всегда была в числе победителей.

Первой же моей ролью была роль Снегурочки. В этой роли я бессменно выступала на новогодних праздниках в школе, в Доме пионеров и в Городском Доме культуры.  Мечтала стать актрисой. Но жизнь сложилась так, что я после школы поехала в Москву и поступила не в театральный вуз, а в механико-технологический техникум в Ивантеевке в ближайшем Подмосковье. После его окончания стала наладчицей швейных машин и по распределению попала в Петрозаводск, где уже жили мои брат и сестра. Там я прожила восемь лет. И до сих пор у меня остались о Карелии самые прекрасные воспоминания. Северяне оказались людьми спокойными, не суетными и рассудительными. Все как в песне: «Долго будет Карелия сниться...» И это действительно так. А какая там замечательная природа! Озера, леса! Небо даже какое-то особенное!

Из восьми лет, что я прожила в Петрозаводске - полтора года я проработала на швейной фабрике. Но как говорится: « как волка не корми...» Я мечтала о театре. И когда я увидела объявление о наборе в театральную студию при Русском Государственном драматическом театре г. Петрозаводска, я не могла устоять. Студию набирал Исаак Романович Штокбант. Тогда он был главным режиссером театра. Ныне это профессор Санкт-Петербургской академии театрального искусства (ЛГИТМиК). Многие очень популярные эстрадные юмористы, такие, к примеру, как Гальцев и Ветров,  - бывшие ученики Штокбанта.

Конкурс при наборе в студию был огромным. Принято же было только одиннадцать человек. Мне посчастливилось быть в их числе.

Когда мы уже начали учиться на втором курсе, грянуло неожиданное для нас событие. У нашего руководителя курса и театра  произошел крупный конфликт с Республиканским министерством культуры. Штокбант очень трогательно с нами попрощался и  уехал в Ленинград, куда его пригласили на преподавательскую работу в ЛГИТМиК. А у нас появился новый руководитель курса, и он же главный режиссер театра. Это был Владимир Михайлович Пахомов.  Но и он недолго с нами занимался. Примерно через год он вдруг, зная,  что я родом из Чаплыгина, стал расспрашивать меня про город Липецк. Я не только рассказала ему о городе, но и угостила  фирменными липецкими конфетами «Слива в шоколаде» и «Курочка Ряба». Мне как раз из дома прислали посылку. Вскоре я узнала, что Пахомова  Министерство культуры РСФСР назначило главным режиссером  Липецкого драматического театра. За ним потянулись и многие его любимые актеры, в числе которых вскоре оказалась и я. На сегодняшний день из них в театре осталась только я одна.

Первые свои спектакли, которые поставил Владимир Михайлович в Петрозаводске, произвели в городе эффект разорвавшейся бомбы. На спектакле «В списках не значился» зрительский зал буквально рыдал. Министерство обороны СССР за этот спектакль удостоило Пахомова  Премией имени А. Попова, известного режиссера, народного артиста СССР, многие годы руководившего  Академическим театром Советской Армии.

Были и другие спектакли не менее интересные, в том числе и детские. Многие эти спектакли  театр с успехом показал на гастролях в Ленинграде. Их по достоинству оценила даже очень взыскательная ленинградская публика.

И тем не менее, одессит Пахомов «не прижился» в северном климате Петрозаводска. У него возникли острые конфликты с местной властью. Исходом их, и явился его переезд в Липецк.

Мне же в Липецком театре «обустраиваться» особо не пришлось: город был для меня родным и в театре уже работало много моих молодых коллег  из Петрозаводска. Да и старые актеры Липецкого театра были к нам, неопытным еще актерам, очень внимательны и заботливы. Никогда не забуду наставлений и добрых советов Киры Александровны Шитовой, Георгия Андреевича Бессчетнова,  Михаила Никифоровича Соболева и многих, многих других, большинства из которых уже нет на этом свете. Общение с этими большими мастерами сцены для нас, начинающих артистов, было настоящей школой, подчас даже более значительной, чем наше формальное образование...

Первой своей большой работой на Липецкой сцене я считаю роль медсестры Жени в «Законе вечности» Нодара Думбадзе. Чтобы создать правдивый образ медработника, мне даже пришлось ходить в поликлинику и учиться делать уколы. Было очень приятно услышать потом от врачей их мнение: все они решили, что я работала раньше медсестрой...

Какие качества я считаю главными для профессии актера? Конечно, во-первых, трудолюбие. Без него невозможно освоить никакую сложную специальность.  Во-вторых, пытливость и увлеченность, сосредоточенность на творчестве. Надо освоить любое дело до мелочи, «до запятой». Я не смогу создать сценический образ, пока не пойму, какого человека мне предстоит сыграть, не почувствую, как он ходит, как разговаривает, как смеется или плачет... Иногда достаточно для проникновения в суть образа какой-то детали, какой-то внешней мелочи  в одежде, в манерах.  И тогда как за ниточку можно вытащить  весь образ целиком...Это трудно объяснить словами, все происходит на каком-то подсознательном  и интуитивном уровне, на уровне ощущений. Поэтому старые мастера и говорят, что артисту  надо постоянно тренировать свою душу...

Если мне бы пришлось жить заново, пошла бы я в актрисы? Конечно! Я себя не мыслю вне этой профессии.

Накладывает ли на меня, как на человека, какие-то качества характера моя профессия? Безусловно! Мои близкие часто спрашивают меня, почему я так остро на все реагирую? Я не была бы актрисой, если бы не было такой реакции.

Это профессиональное свойство, которое со временем стало частью меня самой.

А, вообще, артист, как впрочем и человек любой другой творческой профессии, - это диагноз.

Беседовал Петр Чередниченко