Статьи за 2016 год:

Архив по годам:

Безумный полёт Полковника-птицы: гастроли Липецкого драматического театра в Рязани

http://proryazan.com/2016/11/16/91644
 

12 ноября Липецкий государственный академический театр драмы имени Л.Н. Толстого завершил свои гастроли в Рязани спектаклем «Полковник-птица» по пьесе современного болгарского драматурга Х. Бойчева.        

Спектакль Липецкого драматического театра «Полковник-птица» по одноименной пьесе Христо Бойчева оставляет после просмотра смешанные чувства.

Но для начала коротко о содержании. В одном заброшенном монастыре на Балканах в далеком будущем (3012 год) была устроена психиатрическая лечебница для душевнобольных солдат. В эту лечебницу присылают молодого доктора, который находит это место и его обитателей в ужасном состоянии: нет ни одежды, ни еды, ни воды, ни медикаментов. Шесть пациентов, каждый со своей фобией, ведут своё безнадежное существование, становящееся день ото дня всё более отчаянным. Их болезни прогрессируют, и постепенно люди начинают утрачивать человеческий облик. Случайно, по ошибке, на территорию монастыря сбрасывают гуманитарную помощь, предназначенную для миротворцев. В этих ящиках, помимо еды и одежды, больные находят солдатскую форму. Шизофреник полковник Фетисов, по больничному прозвищу «Русский», решает организовать отряд из местных «служак» и вступить с ним в ООН. Больница превращается в армейский плац. Жизнь больных начинает подчиняться строгому расписанию, полному тренировок, процедур закаливания, трудовой деятельности. Так, Полковник делает из своих «соседей по палате» бойцов и под Новый год отправляется с ними в Страсбург. «Безумному» отряду удается преодолеть пять границ европейских государств и в итоге оказаться в месте назначения. В ООН их не принимают, но они не оставляют надежду и продолжают двигаться к своей цели путем воспитания в себе армейской выдержки.

 

Пьеса наполнена различными философскими категориями. В ней говорится и о судьбе лишнего, заброшенного всеми человека, у которого нет права ни на что в современном обществе; и о стремлении во что бы то ни стало осуществить свою мечту; и ставится вопрос о разрушительном влиянии войны на душевное состояние людей; и об условностях, некой игре по общим правилам в мире якобы нормальном, хотя нелогичном и безжалостном. Эти темы пронизывают драму. Она вся сплошная рана, и, куда ни направь свою мысль, везде боль и страдания. Возможно, именно из-за переизбытка тем спектакль становится слишком многогранным. Не знаешь, на чём сфокусировать своё внимание. Всего так много, поэтому и впечатления остаются несколько неопределенными, хаотичными.

Безусловно, уникальность, оригинальность этой постановки не подвергается сомнению, и все многочисленные призы и награды за четыре года её существования – явное тому подтверждение. Также неслучайно, что спектакль вошёл в видеоархив «Культурное наследие России. 200 лучших спектаклей» Министерства Культуры РФ: «Полковник-птица» Липецкого драматического театра – готовое, полноценное театральное произведение, которое будет интересно публике ещё не один год. Уже на десятой минуте спектакля начинаешь понимать, что на сцене не случайное трехчасовое действо, заполняющее «окно» в репертуаре на какой-нибудь один сезон. Всё в этой постановке сделано грамотно, аккуратно, с математической точностью и геометрической выверенностью. Через полчаса просмотра становится окончательно ясно, что этот «конструктор» склеен прочно и надолго (режиссёр спектакля – Сергей Бобровский).

 

Несмотря на то что спектакль поставлен с использованием многих современных приёмов сценического искусства: модный литературный материал, лаконичные декорации, видеопроекция, аллегоричный театральный инвентарь, хореография и многое другое из того, чем обычно любят удивлять столичные театры, эта постановка не выглядит как подражание московским и питерским экспериментальным подмосткам. К слову сказать, «Полковник-птица» Липецкого театра не самый провокационный вариант интерпретации пьесы Бойчева. Например, постановка Электротеатра «Станиславский» эпатирует гораздо в большей степени. Поначалу может показаться, что и липецкая труппа ставит себе задачу шокировать зрителя: так, некоторые натуралистические сцены вызывают недоумение у зала. Но у тех, кто смотрел спектакль внимательно до самого финала, эти эпизоды сами собой стираются из памяти, так как особую художественную, концептуальную и смысловую нагрузку не несут.

Говорить о постановке можно долго, поэтому остановлюсь на одном, возможно, главном её достижении – атмосфере, которая удивительным образом меняется по ходу действия. Первый акт демонстрирует нам психиатрическую клинику в самом ужасном её варианте. Люди, находящиеся здесь, вызывают чувство брезгливости и отвращения. То, как они себя ведут, что говорят, настолько противоестественно общественной норме, так грубо и дико, что совершенно не веришь в их человеческую природу. Гнетущее ощущение какой-то отравленной, гниющей атмосферы. Однако как только Полковник берется за дело, все меняется. Сцена бани, с обливанием друг друга настоящей водой и намыливаем настоящим мылом, что вызвало у публики потрясающий эффект (право, взрослые как дети), как бы смывает плесневый слой с общей картины, впускает свежий воздух. Во втором акте перед нами уже обреченные и несчастные люди, достойные сожаления и сочувствия. И как поменялось впечатление. Появилась какая-то трогательность, грусть. Атмосфера наполнилась тихой печалью, где-то милым юмором, где-то откровенным состраданием. Так повернуть на 180 градусов ощущение от происходящего на сцене  – заслуга всей постановочной и актёрской команды. Но рискну предположить, что все же первую роль в этой метаморфозе играют артисты. Совершенно замечательная игра шести мужчин (Максим Дмитроченков, Дмитрий Ключников, Андрей Литвинов, Владимир Борисов, Владимир Авраменко, Эмин Мамедов) заставляет зрительный зал и ненавидеть, и смеяться, и сопереживать. К финалу спектакля каждый персонаж, безнадежный заложник своего душевного недуга, становится хорошим знакомым, с которым жалко расставаться, а хочется принять участие в его судьбе.

 

Роли исполнены очень ярко, самобытно; образы представлены чётко и целостно; каждый харизматичен и уникален. Фетисов (Максим Дмитроченков) – мужественный и крепкий полковник. По пьесе после гибели своей семьи он много лет совсем не говорил, но вдруг пробудившийся воинский азарт делает из него универсального солдата и заправского командира. Голос и выправка не дают и тени сомнения, что на сцене ненастоящий полковник. Хачо (Дмитрий Ключников) – оглохший бывший солдат, который всю жизнь мечтал играть на сцене. Ему удалось произвести впечатление своим талантом на приемную комиссию в театральном училище, и никто не заподозрил о его травме, но благодарственное письмо от бывшего командира, в котором он выражает признательность преподавателям училища за то, что они взяли глухого солдата, сыграло с юношей злую шутку. Теперь он в лечебнице, страшно заикается, читает по губам слова диктора с телевизора, у которого не работает звук. Матей (Андрей Литвинов) все время прячется в ящик, так как уверен, что он очень мал и любому не составит труда его раздавить. Единственная среди пациентов женщина по имени Пепа (Владимир Борисов), бывшая «одинокая таможница на таможне любви», считает себя монахиней, искупающей в монастыре свои грехи. В дальнейшем Полковник также берет её в отряд и внушает другим, что Пепа прежде всего дама и вести себя с ней надо учтиво. Особенно проникновенным выглядел трогательный танец Пепы и Полковника. Киро (Владимир Авраменко) – клептоман и врун. С ним больше прочих связано комических и курьезных ситуаций. Полковник и для него находит дело: заведовать имуществом и  быть снабженцем отряда. И, наконец, Давуд (Эмин Мамедов) – очень экспрессивный, колоритный цыган, у которого, как оказалось, есть семья: пятеро детей и жена, – которых он любит. В финале постановки он диктует письмо, в котором просит жену принять для детей нового, хорошего отца, так как без отца детям плохо.

 

Все эти персонажи, оставаясь сумасшедшими, проходят перед публикой некую духовную эволюцию. Так это видят зрители, однако смысл заключается в том, что в этих душевнобольных людях всегда было много человечного, светлого, доброго, однако глубоко зарытого где-то внутри обстоятельствами, жуткими условиями существования, а также событиями прошлой, якобы нормальной жизни.

В постановке прямым текстом звучит отсылка к Девяти Заповедям Блаженства. «Блаженны сумасшедшие» – этих слов нет в Нагорной проповеди Христа, но есть в сердцах больных, и их будет Царствие небесное, так как они и нищие духом, и плачущие, и кроткие, и жаждущие правды, и милостивые, и чистые сердцем, миротворцы, изгнанные за правду и гонимые всеми.

 

Постановка вызвала долгие овации у рязанской театральной публики. Возможно, нам, обычным зрителям, не удалось уловить все нюансы, смыслы, намеки этого сложного произведения, но само высокое качество спектакля, думаю, оценено было всеми.

 
http://proryazan.com/2016/11/16/91644