Статьи за 2019 год:

Архив по годам:

ЛИПЕЦК. Трава забвения

"Страстной бульвар"№9, 2019 год

У города Полынска, где развивается действие пьесы Вячеслава Дурненкова «Экспонаты», есть реальный прототип - Крапивна Тульской области. Сегодня это село с населением чуть больше тысячи и разрушающимися памятниками русского зодчества, а в прежние времена уездный город, о котором впервые упоминается в 1389 году в завещании Дмитрия Донского. За свою долгую жизнь он испытал нападение крымского хана Девлета I Гирея, крестьянские волнения XVII века, поход Лжедмитрия, политические интриги Василия Шуйского... И назывался тогда иначе - Кропивна. Казалось бы, всего одна буква изменилась, а на судьбу города и его жителей словно печать запустения легла.

«Экспонаты» Вячеслав Дурненков написал, можно сказать, с натуры, во время лаборатории Михаила Угарова в Ясной Поляне, от которой до Крапивны рукой подать. Пьеса сразу получила признание на фестивале молодой драматургии «Любимовка» (2007), победила в конкурсах «Действующие лица» и «Новая драма» (2008), ее ставили на камерных сценах в Москве, Санкт-Петербурге, Калуге, Минусинске, Омске, Прокопьевске. Теперь к ней обратился Липецкий государственный академический театр драмы имени Л.Н. Толстого, пригласив к сотрудничеству питерских постановщиков и впервые в истории этой пьесы поместив ее в пространство большой сцены.

Режиссер Егор Чернышов, художник-постановщик Никита Сазонов, художник по костюмам Светлана Тужикова и композитор Сергей Ушаков, опираясь на вполне реалистичный сюжет, создали спектакль-метафору о потерянной исторической и культурной памяти. Главным объектом сценографии выбран табурет - предмет на первый взгляд простой, но абсолютно сакральный. С этой импровизированной сцены в детстве читают стихи, а когда провожают в последний путь, ставят на него гроб. Жизнь кардинально меняется, а табурет, как часть повседневности, переходит из одного времени в другое и, по замыслу авторов спектакля, символизирует индивидуальную судьбу и целую эпоху.

В цехах Липецкого театра изготовили 285 табуретов и выстроили из них мир Полынска начала 2000-х. Он очень тесный, в нем все на виду - удачи, промахи, не задавшаяся любовь, тайные свидания. Что-то пытаются скрыть, что-то делают напоказ. Условность сценографического рисунка придает объем происходящим событиям, характерам персонажей. В центре сюжета две семьи - Зуевы и Морозовы. Первые пытаются выживать любыми способами, а потому даже работа пастуха не зазорна. Вторые неплохо живут, открыв небольшой магазинчик и прослыв местными богатеями. Здесь несколько запутанных узлов: Клим Зуев (Роман Коновалов) любил когда-то Ольгу Морозову (Марина Епифанцева), а у ее мужа Юрия (Валерий Брыксин) давний и вялотекущий роман с главой семейства Зуевых Геной (Мария Колычева). Семьи открыто не враждуют, но антипатии не скрывают, и это сказывается на молодых влюбленных - Романе Зуеве (Вячеслав Габасов) и Вале Морозовой (Александра Громоздина).

Режиссер параллельно выстраивает сцены в доме Зуевых и Морозовых, подчеркивает тем самым типичные черты характера представителей среднего поколения: идут по накатанной, выбирают простейшие ходы, не стремясь даже в малом изменить свою судьбу. Два старика на авансцене - старшее поколение полынцев. У Елены Гаврилицы (Бабушка) и Владимира Авраменко (Дед) нет текста, но это настоящее мастерство сыграть трагедию людей, которые подошли к последней черте и теперь наблюдают умирание родного города, неустроенность детей, стремление внуков уехать из Полынска и забыть его навсегда. Значит, где-то когда-то совершили ошибку, и этот мучительный вопрос отзывается болью.

Главной конфликтной точкой становится приезд двух столичных бизнесменов Воронько и Черновицкого с идеей сделать Полынск процветающим городом, а для этого превратить его в музей под открытым небом. Схема проста: туристов привозят в городок XIX века, они гуляют по его улицам, заходят в дома и там, наряду с мебелью и горшками, рассматривают переодетых в соответствующие костюмы полынцев. За работу «экспонатами» им обещают платить и даже говорят о неплохих перспективах.

В целом идея внутреннего туризма неплоха, потому что это возрождение интереса к своей истории, традициям, но в устах Воронько звучит цинично. Так же, как и разработанная им инструкция: «Горожане на протяжении посещения сохраняют молчание: не вступают в диалог, не перебивают экскурсовода. Горожане обязаны соответствовать установленным нормам поведения своей исторической эпохи...». Воронько Максима Дмитроченкова лишен нормальных человеческих эмоций и потому сам напоминает экспонат эпохи тоталитаризма. Жители Полынска для него - отбившиеся от рук «людишки», которых нужно «жестко строить». И под свои проекты, направленные вроде бы на возрождение города, просто «бабло требовать». Знакомая история, не единичная.

Возникает противостояние своих и чужих. Морозовы, хоть и с сомнением, идею музея поддерживают и даже обряжаются в исторические костюмы. Зуевы резко выступают против. Пусть они давно живут «не чувствуя под собой» родного города, но в подсознании вдруг что-то переключается: играть роль экспонатов, значит стать пешкой в чьей-то игре, а это последний шаг, чтобы полностью потерять себя. «Нас уже вообще за людей не считают», - говорит Саша Зуев (Дмитрий Немонтов), и он прав. Возможно, эта ситуация дана им не случайно, чтобы встряхнуться, выкосить траву забвения, дать своей малой родине новый шанс. Но, к сожалению, дальше задетого самолюбия дело не идет...

Здесь живут люди разных поколений, но одинаково потерявшиеся во времени - дед Толя и гопник Паштет. Владимир Кравченко в небольшой роли полынского старожила сумел показать острейшую проблему того, как человек, прошедший через войну и великие стройки и вроде бы возводивший фундамент для светлого будущего, к финалу жизни полностью растерял достоинство. Предаст ради бутылки водки, станцует на пепелище соседа. Для него нет разницы между реальными фашистами, топтавшими когда-то родную землю, и Морозовыми, которые пытаются вести скромный бизнес. Для него они тоже - фашисты, потому что отказали продать очередную поллитровку.

Дед Толя соглашается стать экспонатом и дает обрядить себя в форму солдата Крымской войны, но под злой иронией Клима в нем вдруг что-то происходит - то ли забытое во хмелю достоинство просыпается, то ли совесть. А вот у Паштета Евгения Азманова нет никакой нравственной базы, которая бы хоть как-то удерживала от падения. У него не жизнь, а существование - добровольное саморазрушение, инертность, душевная лень. И это тоже одна из примет таких городов, как Полынск, примостившихся недалеко от огромных мегаполисов и теряющих год от года жизненные силы.

Важной смысловой точкой спектакля Егор Чернышов сделал Алешу - персонажа с авторской ремаркой: дурачок, прямой потомок Екатерины Второй. Эту роль исполняет Александр Скачков - остраненно, ни на минуту не включаясь в общее действие, но при этом кожей чувствуя все удары, которые обрушиваются на Полынск. Его персонаж, скорее, юродивый в высоком христианском понимании, когда в переполненном людскими страстями мире есть человек особого назначения. Он осознает приближение беды, пытается предостеречь горожан от поступков, которые рано или поздно приведут к катастрофе.

По замыслу Вячеслава Дурненкова, юный Роман ходит в футболке с изображением Егора Летова - поэта и музыканта, стоявшего у истоков русского панк-рока. Отталкиваясь от этой небольшой детали, режиссер вплетает в ткань постановки поэзию Летова, и она становится полноправным персонажем. Алеша речитативом читает стихи под музыку Сергея Ушакова, написанную специально к спектаклю, и мощной энергетикой пульсирует летовское слово.

Хорошего финала здесь не будет. Сгорит магазин Морозовых, нелепо погибнет Юрий, Клим возьмет на себя вину Саши и попадет в тюрьму. Уедет в Москву Роман, а за ним в ближайшем будущем и Валентина. Какая-то важная часть жизни рухнет в одночасье, с грохотом разлетятся почти три сотни табуретов, а на этих обломках продолжат жить бок о бок Зуевы и Морозовы. Потому что деваться некуда, говорит в финале Гена.

Липецк не Крапивна, но и он не избежал многих утрат: на месте старинных домов, разрушившихся в советское время, вереницы безликих коробок жилых домов. Обычная история для многих российских городов. Говорят, после премьеры «Экспонатов» в Мичуринске зрители, оставляя отзывы, подписывались: «Жители Полынска». Липецкий зритель таких автографов не сделал, но, судя его чуткой реакции и живому отклику, спектакль оказался адресным и понятным.

 Елена Глебова

http://www.strast10.ru/node/4995