Статьи за 2020 год:

Архив по годам:

«А вы хотели лишить нас этого удовольствия...»

https://gorod48.ru/news/1902551/
18.09.2020 г. 
 

Сегодня вечером Липецкий государственный академический театр драмы им. Л.Н. Толстого официально открывает новый театральный сезон премьерой спектакля "Бесприданница". GOROD48 накануне побывал на так называемом "закрытом показе" или генеральной репетиции спектакля. 

 

 

 
В театре Толстого в ближайшие два дня - 18 и 19 сентября, говоря современными словами, солд-аут - все билеты давно раскуплены. Но аншлага в привычном понимании этого слова не будет: просто места в зале в связи с пандемией коронавируса продают через одного, в шахматном порядке. Вход в театр - после процедуры термометрии, а нахождение в фойе и зрительном зале в соответствие с указаниями Роспотребнадзора - строго в маске. Хотя выдержать в маске трехчасовой спектакль далеко не каждому под силу. Но красота - а в нашем случае это искусство - требует жертв.
 

Новый сезон в Липецком государственном академическом театре драмы им. Л.Н. Толстого - 100-й, юбилейный. 5 июня 1921 года в Липецке был открыт Первый советский драматический театр, а 7 июня 1921-го года там показали драму в 4-х действиях сочинения Островского в постановке режиссёра В.Н. Харламова "Бесприданница". Спектакль "Бесприданница" на сцене липецкого театра ставили несколько раз: в 1921, в 1946, в 1955 годах. А в 1956-м роль Ларисы Огудаловой даже исполнила известная киноактриса Нина Алисова, сыгравшая эту роль в фильме «Бесприданница» Протазанова. В 2020-м спектакль поставила молодой режиссёр и актриса Мария Колычева-Кайзер, а "Бесприданницей" стала пока малоизвестная липецкому зрителю актриса Ксения Романова, которая служит в театре второй год. 
 
 


"Что же делать, где же женихов-то взять?" - этим вопросом очень по-женски вместе с Островским задаются режиссёр и главные герои спектакля. И ведь сколько лет прошло, а переживания у девушек всё те же. Помните недавний попсовый хит: "Как у матушки моей было восемь дочерей. Мама, ну не виноватая я, не виноватая я, что вот осталась я одна така не сватанная... Не виноватая я, не виноватая я, все говорят — любовь нагрянет вдруг негаданная..."? И как там ещё: "У Оксаны металлург (угольна гора). У Светланы драматург (в театре навсегда). У Мари американец (very sexy boy). У Наташи итальянец (аморе-море-мой)". Вот точно так же и у Островского: старшую забрал горец, другая за иностранца вышла - а оказалось, за шулера... Ну и любят, как в песне, "женатого" - а точнее посватанного. 
 
 


"Всякому товару - цена. А Лариса Огудалова - простовата, хитрости нет - и скажет, что не надо, правду, а бесприданницам так нельзя", - говорят о главной героине "женихи", в мире которых всё покупается и продаётся. А Лариса - она из другого мира. Там на первом месте - не материальное, а душа, не мёртвые вещи, а всё живое. 
 


Олицетворение мира Ларисы на сцене - это мир природы, всего живого, это берег Волги, сочные краски камышей и травы и светлое, ярко-голубое небо. Неслучайно героиня так рвётся в Заболотье и говорит: "Мне хоть бы в лес - лишь бы отсюда выбраться, я хоть душой отдохну. После такой жизни мне каждый тихий уголок покажется раем". Мир же её матери и многочисленных ухажёров - сколоченный из серых досок дом и засохшее дерево, которое пыталось пробиться на свободу, но не смогло. А дом ли это вообще, или огромный гроб, украшенный безвкусным ковром и оружием? 
 


Пока Лариса мечтает о чистой настоящей любви ("Все себя любят, когда же меня любить будут?"), её жених Карандышев - типичный "маленький человек" - пытается "повеличаться, почувствовать всю приятность своего положения". Для него, как и для остальных ухажёров, Лариса - тоже вещь, как красивая дорогая игрушка для маленького ребёнка. Карандышев в исполнении актёра Владимира Борисова время от времени и капризничает совсем как малыш, стоя в углу и топая ножками.

Постепенно мёртвый мир Хариты Игнатьевны, Паратова, Карандышева, Вожеватова и Кнурова убивает Ларису, и вот наступает багряная ночь, на сцене уже не живые люди поднимают бокалы - а марионетки, и главный жених Юлий Капитоныч Карандышев на своём обеде вроде бы произносит тост в честь Ларисы Дмитриевны, а кажется - это уже её поминки, и все склонили головы не над стульями, а над усопшей.

Во втором акте на сцене людей порой словно подменяет мебель, и эти стулья - это мёртвое и пустое вместо живого, материальное, вместо духовного. Серые наряды женихов сменяются на траурно-чёрные, но сама Лариса так и остаётся в светлых, белых и голубых нарядах. И даже несмотря на пикантную и откровенную сцену на пикнике - на грани стриптиза, в наших глазах Лариса так и останется чистой и незапятнанной. Неслучайно её смерть - это самый красивый эпизод в спектакле: Лариса Огудалова уходит в закат, а с неба падают лепестки алых роз. И автор, и режиссёр так оправдывают героиню. Её смерть - это праздник души. Лариса уходит в свой мир - в мир любви, чувств, чистоты, природы, правды. Её убийство - это благодеяние, говорит сама героиня. Любовь искупляет все грехи, и последние слова героини: "Это я сама, я вас всех люблю". 
 
 
 
 
 
 
Новая постановка в театре Толстого, в целом, вполне классическая, в духе "Пахомовского" театра. Но за счёт сценографии в исполнении номинанта "Золотой маски" Евгения Терехова - он уже работал в театре Толстого над спектаклем "Коварство и любовь" Ф. Шиллера, хореографии, которой занимался настоящий профи Игорь Сурмий и блестящей игры шикарного состава актёров (Кнурова играет худрук театра Владимир Кравченко, Хариту Игнатьевну - Светлана Кузнецова, Вожеватова - Евгений Власов, Паратова - Павел Чунихин, Ефросинью - Любовь Кабанова) смотрится трехчасовой спектакль на одном дыхании - честное слово, даже о защитной маске от коронавируса забываешь. А ведь под масками были и смех, и улыбки: провинциальный актёр Аркадий Счастливцев или Робинзон в исполнении Романа Коновалова - это вообще отдельный спектакль! Постановку украшают не только танцы, но и песни-романсы в исполнении главной героини, а по-Островскому пение "очаровательницы" Ларисы Дмитриевны такое, что "Послушать и умереть, а вы хотели лишить нас этого удовольствия". Хорошо, что не лишили, и юбилейный сезон вечером театр открывает так или почти так, как это и было задумано. Пусть и без духового оркестра, главное - со зрителями. 
 
Автор Мария Кобзева